11:34
17 Июля 2018
Режиссер Кшиштоф Занусси рассказал «КИ» о своем новом фильме
Вторник
Июл
17
2018

Режиссер Кшиштоф Занусси рассказал «КИ» о своем новом фильме

Кшиштоф Занусси провел мастер-класс для студентов в Летней школе ВГИКа, а затем с удовольствием пообщался с журналистами.

Кшиштоф Занусси во время мастер-класса. Внешне спокойный, но внутренне полный бурлящей энергии. Фото: Юлия Симатова, «Краснодарские известия».
Кшиштоф Занусси во время мастер-класса. Внешне спокойный, но внутренне полный бурлящей энергии. Фото: Юлия Симатова, «Краснодарские известия».
Замечательный рассказчик (он знает восемь языков!) с неповторимым языковым колоритом полиглота (забавно называл себя «старУх»), он рассказал нам…

…о себе

- Я представитель юрского парка, можно сказать, динозавр, родился еще до войны. Предки мои родом из Северной Италии, до Первой мировой войны занимались строительством железнодорожных путей. Работали и в Петербурге, и в Берлине, а осели в Варшаве.

Вся семья надеялась, что я тоже стану архитектором, но на мой выбор сильно повлиял отец. Он, видимо из лучших побуждений, показывал мне строящиеся объекты соцреализма и подробно объяснял, почему они бездарны и безвкусны. И тогда я решил пойти совсем в другом направлении и занялся изучением физики.

В эту науку я страстно влюблен и до сих пор, а вот она в меня – нет. Я был посредственностью, а это самое страшное, что может случиться с человеком. И когда я понял, что Нобелевской премии не получу, то решил все бросить. И стал режиссером.

…о признании

- Я очень рано начал читать книги, и читал много (чего не рекомендую вам, тратить время надо только на шедевры), и даже тех авторов, которых отец мне не советовал, например, Оноре де Бальзака.

Его книги мне очень помогли в жизни, ведь зачастую главный герой его романов – нищий родственник, кем я и был по отношению к своей сказочно богатой итальянской родне.

Всю жизнь, как Бальзак, я мечтал доказать своим мультимиллионерам, что тоже в жизни чего-то добился. И вот наступил момент, когда это как будто удалось.

В 1980 году я пригласил их на закрытие Венецианского фестиваля, где показывали мою картину «Контакт» (а раньше в Каннах я получил «Лучшего режиссера», можно сказать, это был пик моей карьеры), и посадил дядю между премьер-министром Италии и Феллини.

Картину приняли хорошо, долго аплодировали, и я подумал, что победил, наконец-то мои итальянские родственники поймут, на какую высоту я поднялся. Но, как оказалось, мой триумф для них ничего не значил. Однако на следующий день утром, спускаясь к завтраку, я увидел дядю оживленным, с газетами в руках. Он воскликнул:

«Я не думал, что ты такой известный! Какой у тебя успех!»

На что я ответил:

«Ты же сидел вчера рядом со мной, разве ты этого не понял?»

И тогда он сказал:

«Это ерунда, когда я захожу на фабрику, рабочие всегда мне аплодируют. Но я увидел, что на первых страницах газет есть наша фамилия – и большими буквами. А ты знаешь, сколько стоит квадратный сантиметр?»

И тогда я понял, что не таким образом, как ожидал, но все-таки его признание я получил.

_MG_0348.jpg


…о карьере

- «Карьере служить неприятно, художник же вроде выше того» – это неправильная установка. Успешная карьера – это единственное условие работы в нашей профессии. Сначала ты делаешь карьеру, а потом снимаешь картины.

Потому что если вам дают деньги на картину, значит, вы кого-то убедили в своей ответственности и надежности. Над карьерой надо работать, и в первую очередь – завязывать связи. А для этого люди должны знать вашу фамилию.

Сейчас модно представляться по имени: «Иван», но такая система успешна лишь в тюрьме: «Какой Иван? Никто не знает». В искусстве все наоборот, надо трижды повторить свою фамилию, чтобы кто-то когда-то вспомнил, что общался именно с вами.

Не надо быть карьеристом и цепляться за любую возможность взлета, но разумно помогать себе необходимо, и отказываться от шансов не стоит. Однажды меня попросили снять картину о Папе римском, тогда еще здравствующем Иоанне Павле II.

И хотя я был с ним лично знаком, эта задача мне не понравилась. Биографическая картина о живом человеке вообще невозможна: воспевать пока рано, а критический взгляд никому еще не интересен. Но я знал, что фильм посмотрит весь мир, и согласился.

И я тогда решил показать самое начало пути, снять Иоанна, когда он был шестилетним мальчиком, а разыграть – других героев в атмосфере страны тех лет. В центре – сцена реконструкции крестного хода, основанная на реальных биографических событиях.

Мальчик переживает все этапы религиозного экстаза, а потом видит, как актер-Иисус пьет пиво в ресторане и улыбается. Эта картина сильно повлияла на мою судьбу, причем не в лучшую сторону.

В мире есть огромная сила противников церкви, которые не выносят христианства. Они сделали мне бирку – «папский режиссер», и она на какое-то время задержала мое развитие. Но я не жалею о фильме.

…о работе

- Когда мы встречаемся с родственниками, они всегда удивляются: тебе 80 лет скоро, а ты все работаешь. А я всегда отношусь к ним с сочувствием: какие они бедные, что в их жизни нет таких интересных дел!

Мы живем на одной планете, ходим иной раз по одной улице, но в голове у каждого различное представление о мире. И наша профессия способствует согласию между людьми, их взаимопониманию.

Ведь наше искусство – это искусство рассказа, которое помогает людям увидеть мир с другой точки зрения, понять его и принять тех людей, которые в нем живут.

Когда говорят, что кино – это изобразительное искусство, я не согласен. Это прежде всего искусство слова, особенно для документалистов. Хотя большого разрыва между художественным и документальным кино я не вижу, он всего в один шаг.

Во взаимоотношениях поляков и русских зачастую лежит непонимание наличия глубокой разницы. И пока мы ее не узнаем, нам друг друга не понять. Мне дважды предлагали быть послом в России, но мне удалось этого избежать.

Иначе бы я говорил сейчас торжественные речи, а не был бы с вами и не снимал бы кино. Здесь, как мне кажется, я могу сделать больше, чем будучи послом, для понимания друг друга.

…о зависимости от общественного мнения и самобытности автора

- В чем разница между мужчиной и женщиной? Мужчины очень зависят от мнения окружающих. Пока меня не награждали, я не знал, хорошие делаю картины или плохие, до сих пор волнуюсь и сомневаюсь в ожидании.

Но когда меня отмечают, я обретаю вдохновение и новые силы. Эта зависимость сложна, когда автор хочет сохранить свое мнение и самобытность. Делать как все или как мне нравится?

Это вопрос всегда открытый, нет простого ответа. Нужно найти компромисс между публикой и своими желаниями, ведь если я буду говорить на том языке, что никому не интересен, то лучше создать книгу. Или читать монолог.

Но, с другой стороны, я не хочу подстраиваться под публику, стремлюсь, чтобы она шла мне навстречу. И если удается, то это успех.

…о языке кино

- Я начал работать в кино более 40 лет назад. С того момента никакого развития языка кино не было, наоборот, скорее произошел регресс. В 60-70 годах прошлого века делали вещи, которые сегодня невозможны.

Годар не снял бы сегодня фильма. Тогда было другое общество, и зрители гораздо внимательнее смотрели картины. Они стремились к высокому искусству, и режиссеры отзывались новым, свежим языком. Сейчас под влиянием массовой культуры и телевидения язык несколько упростился.

И это не кризис, это - перемена. Происходит то, что предвидел в 20-е годы прошлого столетия Ортегаи-Гассет. Массы поднялись и требуют низкого уровня. Но потом будет следующий виток: возникнет новая элита, новые требования, новый снобизм. Мир переменчив, и так всегда.

…о новом фильме

- Работу над фильмом закончил неделю назад, и рад с вами этим поделиться. «Эфир» – совместный проект нескольких стран, и я преодолел трудный процесс рабочих согласований.

В картине приняли участие литовцы, украинцы, венгры, итальянцы. Фильм костюмированный, действие происходит до Первой мировой войны и во время ее. В нем мне хотелось отойти от модного языка.

Сейчас все режут, дают крупные планы, стараются коленом подчеркнуть главное, чтобы добиться понимания невнимательного зрителя. Я же сделал картину, где снято как будто одним кадром и издалека.

А во время самого главного диалога показаны вообще предметы, а не актеры. Вместе с Андроном Кончаловским мы почувствовали, что хочется вернуться к Роберу Брессону, великому гению кинематографа 50-х, который не облегчал задачу своему зрителю, а наоборот, предлагал ему сыграть в игру: чуть покажу, остальное догадайся.

…о молодых коллегах

Из современного кинематографа выделяю Андрея Звягинцева, он – гений кино. Герман-мл. тоже хороший режиссер, Сокурова очень люблю. Из молодых мне нравятся братья Котт.

Они были моими студентами, но люблю их не поэтому, они делают интересные картины. В России я читаю лекции более 20 лет. С каждым десятилетием молодежь меняется: у них появляются другие заботы, другие интересы, другой язык.

В кино это проявляется и на уровне жанров (вновь появились давно забытые исторические картины), и на уровне сюжетов – уход в семейные, личные проблемы, чего раньше не было.

…о любимых городах

- Я нежно привязан к своему родному городу – Варшаве. Я там родился и вырос. Пусть он не самый красивый, но самый мне близкий. Часто живу в Париже, он мне нравится, но также симпатичен и Рим, и Санкт-Петербург, хотя не зимой…

На юге России был несколько раз, в Сочи конечно. Море, теплый климат, в людях есть что-то особенное, солнечное, душевное. В Краснодар приехал впервые, он для меня – открытие.

Кшиштоф Занусси – обладатель множества международных и национальных наград, является лауреатом главного приза Венецианского кинофестиваля «Золотой лев» (картина «Год спокойного солнца», 1984), Каннского кинофестиваля в номинации «Режиссер» (1980). Он автор более 40 кино- и телефильмов.

Читайте новости там, где удобно: Telegram, Twitter, Fb , Vk, Оk.

Комментарии
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно