11:34
19 Октября 2019
В начале прошлого столетия пекарня Обухова на углу улиц Базовской и Кирпичной стала местом событий, достойных сюжета блокбастера.
Суббота
Окт
19
2019

Кровавый калач

В начале прошлого столетия пекарня Обухова на углу улиц Базовской и Кирпичной стала местом событий, достойных сюжета блокбастера.


Начальник отдела по взаимодействию с институтами гражданского общества Управления информации и общественных связей ГУ МВД РФ по Краснодарскому краю подполковник внутренней службы Сергей Любин:

«В июне российской полиции исполнится 300 лет. Юбиляра ждет подарок – проект «Сыскной Екатеринодар».

Выстрел из темноты 

Авторы проекта – краевое ГУ МВД России и ветераны органов внутренних дел. Помогали блюстителям порядка Краснодарский университет МВД России, Государственный архив края, Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник им. Е.Д. Фелицына. 


Теплым майским вечером пекарня готовилась к закрытию. Ее хозяйка Наталья Обухова пересчитывала выручку, конторщик Максим Канищев склонился над документами, а кассир Максим Ефимов пошел закрывать наружные ставни окон. Неожиданно в помещение зашли трое мужчин.

«Мы хотим купить калачи, – провозгласил один из них с порога, – поторопитесь, у нас нет времени».

Расплатившись за покупки, два непрошеных гостя вдруг достали револьверы. Направив на работников пекарни оружие, незнакомцы скомандовали: «Руки вверх!» Жертвам вечерних налетчиков пришлось беспрекословно подчиниться.

Но, несмотря на это, выстрел все-таки прозвучал. Только не в пекарне, а на темной улице.

Бей своих, чтоб чужие боялись?

Цикл статей называется – «История полиции Екатеринодара в зданиях и улицах города». Их изюминка в том, что среди участников и действующих лиц не только преступники и полицейские, но и… здания старого Екатеринодара. В одних из этих домов располагались подразделения МВД Российской империи, в других – совершались резонансные преступления, а в третьих – попадали в руки правоохранительных органов убийцы и грабители». 


...Весна 1912-го оказалась в Екатеринодаре щедрой на вооруженные нападения, объектами которых становились пекарни, молочные лавки, столовые. 

Для своих «визитов» бандиты выбирали торговые точки, принадлежавшие подданным Османской империи. 

Изучив информацию, начальник сыскного отделения Екатеринодара Александр Петрович Пришельцев сделал неожиданный вывод: вероятнее всего, граждан Турции грабят... турки. Причем одна и та же банда, состоящая из трех человек.

К розыску подключилась полицейская агентура. Вскоре Александр Пришельцев получил сигнал о том, что руководит разбойной группой некий Мамед.


Главарь банды, как и трое его сообщников, выходец из Османской империи. Он нигде не работает, но всегда при деньгах. К тому же раньше Мамед трудился в одной из городских пекарен. Как сказали бы столетие спустя, пазлы сошлись.

Криминальное трио

Очередное донесение агентов возвестило о том, что бандиты стали часто появляться у пекарни Обухова. Заведение это имело репутацию двоякую. С одной стороны, оно пользовалось популярностью благодаря вкуснейшим калачам и прочей свежей выпечке. 

С другой – о нем ходила дурная слава: место слыло глухим и небезопасным, с наступлением темноты мало кто сюда рисковал захаживать.

И еще одна информация от агентуры. Два сообщника Мамеда прохаживались здесь… со сжатой правой рукой в кармане. Значит, скорее всего, были вооружены.

Решено было устроить у пекарни засаду. Вечером 4 мая начальник сыскного отделения, помощник пристава первой полицейской части, двое сотрудников уголовного сыска и несколько городовых заняли свои посты. Стражи порядка договорились: если в помещение зайдут подозреваемые, Пришельцев подает сигнал выстрелом в воздух. 

Остальные участники «группы захвата» тоже должны были стрелять вверх и затем бежать к пекарне. По замыслу сыщиков, выстрелы напугают преступников и обратят их в бегство.

Бах-бах - и мимо!

Нам Техас не указ
Нам Техас не указ
Ильф и Петров утверждали, что статистика не знает одного: сколько в нашей стране стульев. Но еще она не знает, сколько у людей оружия. И уж точно ей неизвестно, какое количество «оруженосцев» готово превратить в мишень кого-нибудь из нас.
07 Февраля 201817:00

…Вечером в пекарню вошли трое мужчин. В одном из них Пришельцев узнал Мамеда. 

Начальник сыскной полиции подал выстрелом сигнал и вместе с помощником пристава бросился к дверям.

Узрев перед собой блюстителей порядка, Мамед не стушевался – тот еще был тертый калач… 

Выхватив револьвер, он выстрелил в Пришельцева практически в упор. 

Но кровавый палач из бандита на этот раз не получился: по счастливой случайности пуля прошла мимо сыщика.


Отправить на тот свет сотрудников полиции попытались и подельники Мамеда. Один из них открыл стрельбу, а другой накинулся на правоохранителей с кинжалом.

Дали. Но не Сальвадор

Ответные выстрелы стражей порядка заметно охладили пыл горячих турецких парней: получив ранения, они были задержаны.

Налетчиками оказались трое подданных Османской империи: 34-летний Мамед Кара-оглы, 19-летний Ахмед Дали Балта-оглы и 29-летний Мустафа Гассан-оглы. 

В отличие от другого турецкоподданного – Остапа Бендера – Уголовный кодекс они не чтили и успели «засветиться» в целой серии грабежей. Но вину не признали: мол, мирно шли мимо, а тут – перестрелка…

Результаты обыска, впрочем, предоставили другую информацию.

У бандитов нашли самодельные маски, два 5-зарядных револьвера Смит Вессон, ножи и кинжал. Отпираться не было смысла, и преступники во всем постепенно сознались.

Вместо виселицы - каторга

В 1912 году Екатеринодар находился на военном положении, поэтому уголовное дело было передано во временный военный суд. И уже 2 ноября был вынесен приговор: смертная казнь через повешение. Которая затем была заменена бессрочной каторгой.

За успешное руководство операцией, проявленные при этом мужество и героизм, а также «иные успехи в сыскной деятельности» начальник сыскного отделения Екатеринодара Александр Пришельцев был награжден орденом Святого равноапостольного князя Владимира 4-й степени.

Важно

При подготовке статьи использованы материалы Государственного краевого архива.