Понедельник
Июн
25
2018
Игорь Коломийцев Игорь Коломийцев Холодные искры Ледяного похода
20 Февраля 2018 г. 00:00
К 100-летию начала Гражданской войны в России.

Как причудлива память потомков!

В этом году 23 февраля мы отметим вековой юбилей Красной армии. Хотя на самом деле ничего героического, если не считать таковым выход воззвания «Социалистическое Отечество в опасности», в тот приснопамятный день 1918 года не случилось.


Немцы продолжали наступать малыми силами на Петроград, отряды молодой республики в панике бросали оружие и дезертировали, а назначенный Лениным главковерхом прапорщик Крыленко бежал аж на Волгу.

Меж тем, в ночь с 22 на 23 февраля по новому стилю действительно произошло событие, круто изменившее российскую историю. 


Начался Ледяной поход Добровольческой армии, положивший начало формированию Белого движения и, как следствие, кровопролитнейшей Гражданской войне, где брат шел на брата, а отец на сына.

Но мы эту дату практически не помним и никак не отмечаем. А зря. Потому что История наказывает за невыученные уроки.

Фото: rusbereza.ru

Светоч среди тьмы

Несчастные, преданные, потерявшие страну и флаг, расстреливаемые большевиками без суда и следствия, бывшие генералы и офицеры императорской армии, уходя от немцев и новой власти, массово, с семьями и по одиночке, стекались на Юг, где Донской атаман Каледин не признал октябрьский переворот в Петрограде. 

Большинство из них волей судеб оказалось в Ростове. Но лишь малая часть этих людей, утомленных долгой войной, оказалась готова взять в руки оружие. 

Когда в самом Ростове стало неспокойно и к городу приблизились отряды революционных солдат и матросов, только около четырёх из шестнадцати тысяч кадровых военных откликнулись на призыв генералов Алексеева и Корнилова.

Эта малая горстка людей решилась уйти в никуда, в заснеженную пустыню, но не принять власть Советов.

белая армия.jpg

«Ледяной поход или Первый Кубанский поход – стал рождением Белого сопротивления в России; начался в ночь с 9 (22) на 10 (23) февраля 1918 года, когда 3683 человека во главе с генералом Корниловым вышли из Ростова в ледяные задонские степи;

проклят советскими историками; чтим до сих пор и незабвенен для нескольких поколений русских людей в России и за рубежом; получил название «Ледяного» и окрещён «Добровольческой Голгофой» – пишет исследователь Валерий Шамбаров в книге «Белогвардейщина».

Ледяной поход
Фото: fb.ru

Много лет спустя, уже в эмиграции, преемник Корнилова генерал Деникин так расскажет о целях этого беспримерного подвижничества: 

«Пока есть жизнь, пока есть силы, не все потеряно. Увидят «светоч», слабо мерцающий, услышат голос, зовущий к борьбе – те, кто пока еще не проснулись… В этом был весь глубокий смысл Первого Кубанского похода.

Не стоит подходить с холодной аргументацией политики и стратегии к тому явлению, в котором всё – в области духа и творимого подвига.

По привольным степям Дона и Кубани ходила Добровольческая армия – малая числом, оборванная, затравленная, окружённая – как символ гонимой России и русской государственности.

На всем необъятном просторе страны оставалось только одно место, где открыто развевался трёхцветный национальный флаг – это ставка Корнилова».

Фото: Открытые источники

Куда податься «кадетам»?

Принято считать, что белогвардейцы хотели вернуть России царизм и, вообще, стояли за старые порядки. На самом деле это далеко не так, и лишь малое число генералов и офицеров, сплотившихся вокруг Корнилова, были монархистами. 

Большинство этих людей вопрос о будущем устройстве страны относило на потом, готово было отдать на откуп Учредительному собранию.

В холодные донские степи их толкнули явное беззаконие большевистского переворота, позорное предательство Бреста, неприкрытый террор против богатых и образованных россиян.

Вместе с тем, положение этих мятежников казалось совсем безнадёжным. Вопреки расхожему мнению, донские и кубанские казаки массово не стремились в их ряды, предпочитая держать вооруженный нейтралитет.

Рабочие и крестьяне в подавляющем большинстве их ненавидели, обзывая «кадетами», по прозвищу одной из влиятельных буржуазных партий. Вот как описывает тогдашнее настроение масс меньшевик Попов:  

«Чтобы не содействовать так или иначе войскам Корнилова в борьбе с революционными армиями, все взрослое мужское население уходило из своих деревень в более отдаленные села и к станциям железной дороги…

– «Дайте нам оружие, дабы мы могли защищаться от кадет» – таков был общий крик всех приехавших сюда крестьян… Толпа с жадностью ловила известия с «фронта», комментировала их на тысячу ладов, слово «кадет» переходило из уст в уста.

Все, что не носило серой шинели, казалось не своим; кто был одеть «чисто», кто говорил «по образованному», попадал под подозрение толпы. «Кадет» – это воплощение всего злого, что может разрушить надежды масс на лучшую жизнь;

«кадет» может помешать взять в крестьянские руки землю и разделить ее; «кадет» это злой дух, стоящий на пути всех чаяний и упований народа, а потому с ним нужно бороться, его нужно уничтожить».

Фото: 161.ru

Куда в таких условиях могли податься мятежники? Некоторые военачальники предлагали идти в сальские степи, в те края увёл свой отряд походный атаман Донского войска Попов. 

Но большинство желало двигаться на юг, где Кубанская Рада ещё с января 1918 года провозгласила независимую республику со столицей в Екатеринодаре.

Наш город казался изгнанникам Новым Иерусалимом, поднявшим знамя борьбы против большевиков. Отряды корниловцев двинулись в его сторону. 

«Никогда еще не было такой армии в истории человечества. С винтовками на ремне, с жалкими пожитками в вещмешках шли в колонне по глубокому снегу два бывших главнокомандующих Императорской армией, бывшие командующие фронтами, чины высоких штабов, корпусные командиры, полковники и офицеры, кадеты и юнкера, женщины-ударницы и ростовские гимназистки» – напишет историк Игорь Родин в книге «Ледяной поход».

Только вперёд!

Окружённые всеобщей ненавистью они могли двигаться только вперёд. Это был поистине марш отчаяния. Участник похода Александр Трушнович вспоминал в своих мемуарах:

«Малочисленность и невозможность отступления, которое было бы равносильно смерти, выработали у добровольцев свою собственную тактику.

В её основу входило убеждение, что при численном превосходстве противника и скудости собственных боеприпасов необходимо наступать и только наступать.

Эта, неоспоримая при маневренной войне, истина вошла в плоть и кровь добровольцев Белой армии. Они всегда наступали.

В каком бы численном превосходстве враг не находился, он никогда не выдерживал натиска первопоходников…

Во всех 33 боях Первого похода не было случая, чтобы численность большевицких сил не превосходила в шесть-десять раз числа добровольцев».

Фото: pikabu.ru

Пока шли по донским станицам сопротивления не встречали. Первый бой случился уже на Ставропольщине, у селения Лежанка (Средне-Егорлыкское). 

И хотя красные отряды бились недолго и вскорости бежали, добровольцы, войдя в село, устроили там форменный террор. Расстреляли и закололи штыками не только тех, кто взял в руки оружие, но даже пленных австрийцев, рывших окопы.

Можно считать, что с этого момента и началась настоящая Гражданская война в России, когда противники уже не щадили друг друга и кровь полилась рекой.

Совсем по другому приветила добровольцев Кубань. Писатель Роман Гуль, участник похода, вспоминает: 

«В станице Ивановской станичный атаман со стариками встречают Корнилова хлебом-солью, подносят национальный флаг. День праздничный, оживление...

Казаки, казачки высыпали на улицы, ходят, шелуша семечки. Казаки – в серых, малиновых, коричневых черкесках.

Казачки в красивых, разноцветных платках. Нас встречают радушно. Из хат несут молоко, сметану, хлеб, тыквенные семечки…

«Ну вот, я говорил вам, что на Кубани будет совсем другое отношение, видите»,— говорит кто-то».

Первые трудности

Однако, вскоре и здесь возникли проблемы. Уже 1 (14) марта Добровольческая армия под станицей Березанской столкнулась с вооруженным сопротивлением кубанских казаков.

Бой был скоротечным. Корниловский полк, обошедший станицу с фланга, решил его исход. Оборонявшие станицу казаки и красногвардейцы в панике бежали с позиций. 

По свидетельству очевидцев в их рядах было значительное количество молодых казаков-фронтовиков. 

«Сбитая большевиками с толку, на станичном сборе казачья молодежь вопреки настроениям старых казаков решила вместе с иногородними защищать станицу от «кадет».

Сил у них было достаточно, но не было ни толкового руководителя, ни боевого опыта, ни достаточной стойкости.

Для нас эта стычка обошлась без потерь убитыми, но известие, что против нас выступают уже казаки-кубанцы, тяжело отразилось на сознании добровольцев...

Вечером снова был станичный сбор, и на нем старики выпороли за большевизм нескольких молодых казаков и баб» – писал участник похода генерал Богаевский».

Далее трудности только нарастали. Распропагандированные большевиками солдаты Кавказского фронта и матросы Черноморского флота целыми эшелонами двигались на Кубань, к ним примыкали иногородние и казачья молодежь, у них появились талантливые командиры – Сорокин, Автономов, Жлоба и другие.

В боях с добровольцами закалялась и крепла будущая Красная армия. Вот что пишет о положении корниловцев находившийся с ними журналист и издатель Борис Суворин:

«Разбив врага под одной станицей, армия, привязанная к своему обозу, без намека на базу, где она могла бы остановиться и хотя бы отдохнуть, не могла преследовать его и должна была, чаше всего без отдыха, двигаться все дальше вперед, где она неминуемо должна была встретить новые, во много раз сильнейшие, массы неприятеля.

У большевиков были нескончаемые резервы, наша же армия могла увеличивать лишь свой обоз раненых и тем затруднять свое продвижение.

Нужно было необычайную смелость и уверенность в духе своих бойцов, чтобы совершить этот, ни с чем несравнимый, поход среди большевистского океана».

За Кубань

После упорного боя и овладения станицей Кореновской корниловцев ждал ещё один удар – пришло известие о взятии красными Екатеринодара. А ведь именно город виделся участникам похода последним прибежищем изгнанников.

Решено было отступать за Кубань, куда ушли войска Кубанской Рады во главе с генералом Покровским. С боем перешли через реку в районе Усть-Лабинской.

В черкесских землях добровольцы стали свидетелями погрома, учинённого накануне здесь красными казаками. Вот как это описывает Роман Гуль: 

«Станичник, аул брошенный, что ли? Смотри, ни одного человека не видно». – «Перебитый, – отвечает казак, – большевики всех перебили... » – «Как так? Когда?» – «Да вот не больно давно. Напали на этот аул, всех вырезали. Тут народу мертвого что навалено было... и бабы, и ребятишки, и старики...» – «Да за что же?» – «За что? У них с черкесами тоже война...» «Какие же это большевики, из Екатеринодара иль местные?» – «Всякие были, больше с хуторов – местные...»

Мы проехали мертвый аул. В другом черкес рассказал, что из 300 с лишним жителей малого аула более 200 было убито большевиками. Оставшиеся в живых разбежались».


Соединившись в Закубанье с армией Покровского и пополнив свои ряды жаждавшими мести черкесскими джигитами, корниловцы принялись обходить Екатеринодар с юго-запада, планируя его штурм со стороны станицы Елизаветинской. Меж тем погода стала резко портиться. 

«Неожиданно грянул мороз, ветер усилился, началась снежная пурга. Люди и лошади быстро обросли ледяной корой; казалось, все промерзло до самых костей; покоробившаяся, будто деревянная одежда сковала тело; трудно повернуть голову, трудно поднять ногу в стремя» – вспоминает генерал Деникин».

Оставаться в степи означало замерзнуть и добровольцы, превратившиеся к этому времени почти в ледяные глыбы, пошли в отчаянную атаку на станицу Ново-Дмитриевскую. Именно этот бой дал прозвище «Ледяной» всему походу.

Сражение за станицу было тяжелым, красные пытались отбить её назад. Раненные, лежа в подводах и слыша ружейные залпы и пулемётные очереди, не раз спрашивали медсестёр: «Сестричка, не пора ли стреляться?». К утру приходилось штыками их освобождать от ледовой корки. Однако, выстояли.

Фото: Открытые источники

Екатеринодарская катастрофа

Штурм города, конечно, в таких условиях был полной авантюрой. Но разве сам поход изначально не являлся жестом отчаяния? Роман Гуль вспоминает: 

«Я Львов, Перемышль брал, – но такого боя не слыхал, – говорит раненый полковник. – Они из Новороссийска 35 тяжелых орудий подвезли и палят. Слышите...»

Артиллерия ухала тяжелыми, страшными залпами, как будто что-то громадное обрывалось и падало... Бой ревет по-прежнему. Четвертый день штурмуют город. Большевики сопротивляются, как нигде.

Укрепились, окопались, засыпают снарядами. Наша артиллерия молчит. Почти нет снарядов. Подымаются цепи за цепями. Идут атаки за атаками. Пехоту сменяет кавалерия.

Отчаянно дерутся за каждый шаг. Пятый день беспрерывного гула, треска, взрывов. Потери добровольцев стали громадны. Снарядов нет. Обоз раненых удвоился.

Под Екатеринодаром легли тысячи. Мобилизованные казаки сражаются плохо, нехотя. А сопротивление большевиков превосходит всякие ожидания. Сделанные ими укрепления – сильны.

Их артиллерия засыпает тяжелыми снарядами. Они бьются за каждый шаг, отвечая на атаки контратаками...

Добровольцы охватили город кольцом, оставив большевикам лишь узкий проход. Но теперь, на пятый день боя, кольцо добровольцев охватывается наступающими с разных сторон войсками большевиков, спешащими на выручку Екатеринодара.

Бой с фронта. Бой с тыла. Каждый час несет громадные потери. Подкреплений ждать неоткуда. Положение добровольцев грозит катастрофой».

Утром 31 марта (13 апреля) от разрыва артиллерийской гранаты, попавшей в штабную комнату, Лавр Корнилов получил смертельное ранение и вскоре, не приходя в сознание, умер. 

Это был страшнейший моральный удар для белогвардейцев. Добровольческую армию возглавил генерал Деникин. Решено было отступать от города. 

На верную смерть в станице Елизаветинской была оставлена часть тяжело раненных добровольцев.

Место где скончался генерал Корнилов
Фото: Открытые источники

Белый Феникс

Тем не менее, многие историки полагают, что смерть Корнилова спасла Белое движение на юге России. Лавр Георгиевич готов был штурмовать Екатеринодар до последнего добровольца и, скорее всего, положил бы всех сподвижников в данной авантюре.

Более тонкий стратег Деникин правильно оценил ситуацию как безнадёжную, и увёл остатки войска прочь от нашего города. 

«Армия вырвалась из кольца. Деникин ловко обманывал красных. Резко менял направление движения. Объявлял в станице один маршрут, а выступал по другому.

Когда советские газеты захлебывались восторгами по поводу «разгрома и ликвидации белогвардейских банд, рассеянных по Северному Кавказу», Добровольческая армия оторвалась от противника, отдохнула, окрепла и вышла опять к границам Дона и Ставрополья.

Первый Кубанский, или Ледяной поход длился 80 дней, из них 44 – с боями. Армия прошла свыше 1 100 километров. Выступили в поход 4 тысячи человек, вернулись – 5 тысяч.

Похоронили на Кубани 400 убитых и вывезли 1,5 тысячи раненых, не считая оставленных по станицам. Ледяной поход стал крещением Белой гвардии, ее легендой. В нем родились белые герои и белые традиции.

Впоследствии для первопоходников был учрежден особый знак — меч в терновом венце на Георгиевской ленте» – пишет историк Валерий Шамбаров.

У символической могилы генерала Корнилова
Фото: Открытые источники

Удивительно: через два с лишним месяца Добровольческая армия вернулась туда же, откуда стартовала – под Ростов. Но это был уже совсем иной Дон. 

За это короткое время большевики сумели показать себя казакам во всей красе. Теперь белогвардейцев встречали как освободителей. Но это уже совсем другая история, о которой поведал нам Шолохов в «Тихом Доне», и которую здесь я рассказывать не буду. Гражданская война набирала обороты.

Фото: Открытые источники

Справка: 

Корнилов Лавр Георгиевич, генерал от инфантерии, командующий Добровольческой армией.

генерал корнилов.jpg

Родился 18 (30) августа 1870 года в семье отставного хорунжего 7-го Сибирского казачьего полка. Участник Русско-японской войны 1904-1905 годов. Отличился в боях под Мукденом, был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени, Золотым Георгиевским оружием и произведен в полковники «за боевые отличия».

Накануне Первой мировой войны Корнилов произведен в генерал-майоры. В начале войны назначен начальником 48-й пехотной дивизии в составе 8-й армии генерала Брусилова (Юго-Западный фронт). 

В ходе германо-австрийского наступления в конце апреля 1915 года его дивизия, несмотря на отчаянное сопротивление, была окружена и разгромлена в Карпатах на реке Дукле, а сам он вместе с ее остатками попал в плен к австрийцам. В июле 1916 года бежал из плена.

В дни Февральской революции 1917 года поддержал новую власть. Был назначен командующим Петроградским военным округом. В результате конфликта с Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов, подал в отставку. 

В начале мая 1917 года назначен командующим 8-й армией, затем командующим Юго-Западным фронтом и произведен в генералы от инфантерии. 

19 июля назначен Верховным главнокомандующим. 27 августа (9 сентября) 1917 года министр-председатель Керенский издал приказ о смещении Корнилова, которому тот не починился. 

При поддержке генералитета попытался организовать антиправительственное выступление, но не получил поддержки в войсках. Объявлен мятежником и арестован. 

Затем Корнилов был освобожден и тайно отправился на Дон. 6 (19) декабря 1917 года он прибыл в Новочеркасск, где принял активное участие в организации Добровольческой армии. 

Вместе с генералом  Алексеевым и атаманом Калединым встал во главе Донского Гражданского Совета, претендовавшего на роль всероссийского правительства, был назначен командующим Добровольческой армией. Возглавил Ледяной (Первый Кубанский) поход добровольцев на Екатеринодар (февраль-апрель 1918 года).

Погиб 13 апреля 1918 года в результате прямого попадания в его штаб артиллерийского снаряда во время неудачной попытки штурма Екатеринодара.

С использованием материалов книги А.Бурмагин «Гражданская война в России и кубанское казачество». (1917-1920). 

Они горели под Ханской несколько дней... Они горели под Ханской несколько дней...
О том, как проходили полевые и архивные работы, ki-news рассказал руководитель Краснодарской краевой общественной поисковой организации «Кубанский плацдарм» Евгений Порфирьев.
Нам Техас не указ Нам Техас не указ
Ильф и Петров утверждали, что статистика не знает одного: сколько в нашей стране стульев. Но еще она не знает, сколько у людей оружия. И уж точно ей неизвестно, какое количество «оруженосцев» готово превратить в мишень кого-нибудь из нас.
Загадки истории: роковая дуэль. Кто убил Поэта? Загадки истории: роковая дуэль. Кто убил Поэта?
«Пушкин умер в полном расцвете своих сил и бесспорно унес с собой в гроб некую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем». Федор Достоевский.
Осужденным – гильотина Осужденным – гильотина
Чтобы понять, что такое свобода, надо попасть за решетку. Хотя бы часика на три. Именно так и поступил корреспондент «Краснодарских известий».
Комментарии
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно